2004 Tibet. Up the Gurla Mandhata, down the Sutlej and around Mt. Kailash

A Camp on Sutlej

In a nutshell: Expedition to Western Tibet. Attempt to climb Gurla Mandhata peak (7694 m), first descent of the Sutlej river, pre-tibetan and tibetan cave settlements discovery on the banks of Sutlej. Tibetan pilgrimage routes around Mt. Kailash and Lake Manasarovar.

Links: Lower Sutlej (Xianquan) in Tibet, 2004

Expedition map

All pictures from the map gathered in one album


 

Gurla Mandhata ascent map


 
To be updated.


One Response to 2004 Tibet. Up the Gurla Mandhata, down the Sutlej and around Mt. Kailash

  1. Арсений

    Да, давайте вспоминать.
    Я листал фотографии и подолгу задерживался на каждой. А когда долистал до притока Сатледжа, то совсем остановился. Пошёл на кухню, порылся в посудном шкафчике и извлёк оттуда плошку. Такая светло-зелёная, железная, эмалированная плошка с отбитыми краями – хлам, а не посуда, выкинуть бы… Вот смотрю на неё и вспоминаю тот пересохший приток, потрескавшуюся глину под ногами, башни и бастионы Сатледжа. Мы идём искать монастырь Дава-гомпа, в котором нам надо повидать пещерный небоскрёб.
    К вечеру мы неожиданно вышли на дорогу, на наших карах её не было. Я залез на ближайший холм, чтобы оглядеться. Помню, что в вечерних сумерках мне открылся вид, от которого я уже успел отвыкнуть за время сплава по Сатледжу. Никаких стен, бастионов и пещерных городов. Вместо этого я наблюдал холмистую долину среди пологих гор, покрытую тёмно-зелёной травой. Этот вид действовал на меня умиротворяюще, взгляд отдыхал на бархатистых перекатах холмов. Вдалеке – я даже не мог оценить расстояние – виднелась юрта, её полог колыхался на ветру. Я спустился к товарищам и предложил узнать у обитателей юрты дорогу к монастырю. Со мной вызвался идти Богдан.
    До юрты оказалось километра 3, если не больше. Дошли мы уже в темноте. Перед юртой было что-то вроде изгороди, к которой были привязаны штук 15 коз. Хозяйка юрты, женщина лет 40, их доила по очереди. Я немедленно обратился к ней на своём прекрасном китайском языке с лёгким северным акцентом. Начал с извинений, что отвлекаю от работы, затем похвалил её прекрасное стадо коз, сообщил, что мы направляемся в великий монастырь Дава-гомпа, сбились с дороги, а тут очень кстати оказалась её гостеприимная юрта, а мы не будем отказываться от приглашения на ужин. Уложился то ли в 5, то ли в 7 слов, составлявших мой словарный запас. Богдан стоял рядом и многозначительно молчал. Хозяйка начала мне что-то объяснять, потом догадалась, что я её не понимаю, и повела нас с Богданом в юрту.
    Нас усадили на лавку около печки. Помню, что было очень уютно и тепло. На ужин была цампа. Хозяйка приготовила термос часумы, а сухую цампу подала в плошке. Как гостям, нам выдали палочки, одну – мне, вторую – Богдану. Очевидно, это была единственная пара палочек в доме. Хозяйка и её муж ели цампу руками. Подкрепившись и напившись вволю часумы, мы с Богданом ещё посидели немного для вежливости и принялись откланиваться. И тогда хозяйка насыпала нам в поллитровую пластиковую бутылку ячменной муки. А плошку, ту самую, из которой мы ели цампу, она отдала мне. Почему-то её поразило то обстоятельство, что у нас нет своих собственных плошек.
    Помню, что когда мы с Богданом вернулись к товарищам, те выслушали наш рассказ о юрте и цампе как-то угрюмо и не спешили разделить нашу радость. Что не помешало нам разделить с ними ужин из бичпакетов. Впрочем, все поводы для уныния были забыты, лишь только я извлёк на свет бутылку с ячменной мукой. Маринка сделала немыслимое – она испекла блины. Я знаю, что для блинов наличие муки необходимо, но не достаточно. Из чего Маринка получила недостающие компоненты, мне неизвестно до сих пор. Я склонен считать это волшебством.
    И вот я смотрю на эту плошку – и вспоминаю. Вспоминаю зелёную долину среди гор и первые звёзды в вечернем небе. Вспоминаю тёплую уютную юрту, гостеприимную хозяйку и непонятную, но приятную для слуха речь. Было в этой речи что-то домашнее, умиротворяющее, от чего так трудно уйти в холодную тишину ночи. А ещё я вспоминаю Маринку в свете костра, держащую обеими руками дюралевую плоскость ярлиста, на котором подрумяниваются волшебные блины…

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>