Бахтиары. В поисках черной палатки

К кочевникам Ирана, 2011.

У Ашкана кончились дни отпуска, и он вернулся в Тегеран. Профессор Реза дал нам с собой листочек в клетку, на котором написал послание своему другу-кочевнику. Реза указал на карте горный район, где должна кочевать семья его друга, и сердечно попрощался с нами. Мы с Наташей остались вдвоем. В кармане – лист бумаги с несколькими строчками на фарси – наш путеводный клубок.

Дороги в горах Луристана

Несколько дней мы катили по грунтовым дорогам, где проходит только пара машин в день. Как-то вечером мы уже искали место, где встать на ночь, когда в боковом распадке заметили черное крыло, прилепившееся к склону. Неужели нашли?

Нам навстречу выскочили собаки, взяли в кольцо, стали лаять и бросаться на велосипеды. Не торопясь, из палатки вышла пожилая женщина в черном хиджабе, подняла с дороги камень, и с силой швырнула его в собаку. Затем второй, третий. Собаки уже не лаяли – скулили, но суровая бабушка не останавливалась. Последний камень остался у нее в руке. Она повернулась к нам, подняла руку и указала на дорогу. «На!», — выдохнула она, и это значило «Убирайтесь».

Я было достал листок Резы, но бабушка уже громче повторила свое короткое слово и выше подняла руку с камнем. Мы сели в седла и поехали дальше в надежде встретить более гостеприимных кочевников. Совсем скоро за поворотом показалась следующая черная палатка.

Стадо укладывается на ночь

Опять вскочили собаки, опять их прогнала камнями пожилая женщина в черном хиджабе. Вместе с женщиной нам навстречу вышли дедушка и мальчик лет пятнадцати. Дедушка покрутил в руках листок Резы, выслушал наши попытки объяснить на фарси, что мы хотим спать и у нас есть палатка (чодор), молча развернулся и удалился. Мальчик поглазел на нас еще некоторое время, затем подобрал с земли хворостину и унесся вверх по склону. Женщина продолжала следить за нами. Как только мы сделали несколько шагов в сторону палатки, она вышла из-под тента и отрезала: «На!»

Черной палатки хозяйка

Времени до темноты оставалось совсем мало, а надежды на гостеприимство следующих кочевников – еще меньше. Мы сдались и решили вставать на ночь. Более-менее ровная площадка нашлась метрах в ста от лагеря последних кочевников. Поставили палатку на утоптанном отарами островке придорожного ручья, зажгли горелку и начали готовить ужин. Мы еще немножко верили, что к ночи с пастбищ вернутся мужчины, и контакт будет установлен. Мужчины прогнали свои отары в нескольких метрах от нашей палатки, ни разу не взглянув в нашу сторону. Мы долго не могли заснуть – гадали, что мы делаем не так.

Утром проснулись оттого, что палатка наша ходила ходуном. Это вчерашний мальчик пришел пожелать нам доброго утра. Он пришел не один – с собой привел целое стадо наглых овец. Овцы жевали оттяжки палатки, и когда веревочка, идущая от овцы к палатке, натягивалась, овца упиралась копытами в землю и резко дергала веревочку на себя. Мальчик сидел на большом камне, поигрывал хворостиной и улыбался. Ночь закончилась, пора было освобождать место для его законных хозяев.

Мимо нас по дороге кочуют те, кого мы ищем — бахтиары.

Настроение с утра было хуже некуда. Я не уверен, что мы обратились бы с листочком Резы в следующую палатку кочевников, если бы ее хозяин сам не вышел к нам навстречу. Хозяина звали Абдул, и, вот чудо!, он был нам искренне рад. Судя по всему, семья Абдула поставила лагерь несколько часов назад – вокруг черной палатки лежали груды нераспакованных тюков. Кажется, именно эти тюки кочевали мимо нас с утра.

Палатка Абдула

Их лихо ворочал отряд из четырех бодрых старичков. Одного из них Абдул освободил от работы и представил нам. «Бен Ладен», — сказал Абдул, и старичок, одетый в чалму и военную форму, приосанился и сделал ужасное лицо.

Бен Ладен работает на Абдула

Бен Ладен, трое других старичков, две женщины, две девочки и мальчик – это часть большой семьи Абдула, которую мы застали в лагере. Где-то в окрестных горах, должно быть, другая половина его семьи пасет стада коз и отары овец. Абдул прокричал что-то на своем языке, хлопнул в ладоши, и вокруг нас поднялась суматоха. Старички подтащили к нам пару тюков и прямо в пыль дороги расстелили несколько превосходных персидских ковров. На ковры легли подушки, в центр был поставлен дымящийся чайник. Появились бокалы, сахар, лепешки, морковное варенье. Настало время для долгих бесед.

Абдул, Бен Ладен и я изучаем карту Луристана. Бен Ладен объясняет, куда нужно нанести главный удар.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>