К вопросу о кровожадных упырях

Про Аруначал можно читать, но, когда приедешь туда, все оказывается не так, как написано в книгах и Википедии. Даже беседуя с людьми в столице штата, Итанагаре, понимаешь, что их сведения о дальних уголках штата очень далеки от реальности. В этом году мы собрались заглубиться в земли народа ниши, про который в Итанагаре поговаривают, что они стреляют, как только наведешь на них фотоаппарат. Про ниши мы еще, надеюсь, напишем, а сейчас – рассказ про их ближайших родственников, племя тагинов. Племя с самой незаурядной системой хозяйствования на Земле.

Пожилой тагин на тропе в джунглях. Фото RATT, 2008.


Народ тагинов под именем лопа («лопа» по-тибетски «южане») упомянут во многих тибетских хрониках, начиная чуть ли не с VII века. Упомянут не добрым словом, а как безжалостные кровожадные дикари. Какое отношение народ джунглей мог иметь к заоблачному Тибету? А вот какое: через земли тагинов на границе с Тибетом проходит тропа важнейшего тибетского паломничества, Ронгкора, Великого Паломничества Ущелий. Из Лхасы сюда добирались несколько месяцев, Ронгкор славился высоким процентом смертности среди паломников, и тем не менее даже Далай-Ламы считали своим долгом пройти Ронгкор. На этой же тропе специально обученные ясновидящие добывали красный порошок синдуры, по которому Далай-Ламы предсказывали будущее Тибета.

Тагинская деревня в ущелье реки Субансири, Аруначал Прадеш. Тагины привыкли строить дома на почти отвесных склонах. Фото RATT, 2008.

Паломники Ронгкора умирали от голода, тропических болезней, падали в пропасти, даже бывали съедены голодными соратниками (да-да, это факты из истории буддизма!). Но больше всего паломников гибло от отравленных стрел дикарей-тагинов. Тибетцы ненавидели их и боялись, но при этом не могли обойтись без их услуг. Великое Паломничество Ущелий проводилось раз в 12 лет. За год до его начала тибетское правительство начинало переговоры с тагинскими вождями. Тибетцы платили тагинам огромную дань, чтобы те навели бамбуковые мосты через ущелья и не трогали паломников. На одной и той же поляне среди джунглей в течение 1000 лет велись переговоры и заключались договора, скрепленные кровью. Но терпения тагинов не хватало до конца шествия – они пропускали Далай-Ламу и хорошо вооруженных кхампа, а затем начинали отстреливать измученных джунглями паломников из хвоста процессии. Они не могли иначе – кровожадные божества их религии Доньи-Поло требовали жертв. Не убив человека, невозможно было получить признание племени.

Бамбуковый мост через ущелье реки. Фото RATT, 2008.

Тагины никогда за свою историю не обрабатывали землю. Сотни лет они были богатейшими людьми джунглей и жили только за счет дани, взимаемой с тибетцев. Такой уникальный симбиоз народов, хотя вернее назвать его паразитированием. В 1956 году прошло последнее в истории Великое Паломничество Ущелий. Затем в эту область были введены китайские и индийские войска – через тропу паломничества прошла спорная граница Китая и Индии. Вековечный контакт двух народов разорвался.

В 2006 году наша экспедиция прошла тибетскую часть Ронгкора. Вживую тагинов там давным-давно не видели, но до сих пор матери пугают ими детей, а женщинам запрещено переходить за перевал Дролма-Ла, «чтобы не украли лопа». День за днем мы шли по древней тропе, и наши разговоры крутились не вокруг еды, как обычно бывает в долгих экспедициях, а вокруг отравленных стрел, которые не хочется получить в спину. Конечно, мы не встретили там ни души.

В 2008 году мы отправились в земли тагинов, лежащие в Индии. Тогда удалось подобраться к самой границе с Тибетом, добраться до тех самых «лопа», до «кровожадных упырей». Без преувеличения – более мирного и доброжелательного народа я не встречал в своей жизни. В деревне Орак мы подружились с учителем-тагином, который говорил по-английски. Он и рассказал нам новейшую историю своего народа.

После 1956 года тагины за несколько лет промотали богатство, полученное от тибетцев. Они не знали, что следующего паломничества не будет, или не хотели в это верить. К началу 70х годов XX века народ тагинов изрядно обнищал, и боги Солнца и Луны (Доньи и Поло) не пришли им на помощь. Зато в середине 70х к ним пришли христианские миссионеры. Они объяснили, что христианский Бог может все то же самое, что Доньи и Поло, но без регулярных дорогостоящих жертв. «Достаточно лишь молиться, и у вас все будет!» И тагины стали молиться. Почти как раньше – с плясками вокруг костров и воем на луну, но теперь – новому Богу. И дела их пошли в гору. Индия снабдила их одеждой и рисом, митуны пошли в пищу, а не в жертву богам. Тагины не стали землепашцами, но перестали голодать.

Тагинские дети помогают нам донести катамаран до реки. Фото RATT, 2008.

«Теперь мы верим в Христа и заботимся о благе всех живых существ . Мы не можем больше убивать людей», — объяснял учитель и продолжал с некоторой грустью: «Мы были очень богатыми людьми, а стали очень бедными. Мы же не умеем выращивать рис. Сейчас живем только тем, что находим в горах растения, из которых делают яд для стрел, и продаем людям других племен. Но люди сейчас все меньше используют стрелы, в основном ружья». Его грусть не имела ничего общего с неуверенностью. Закончил он так: «Мы бедные, но обратно мы уже не станем дикарями. Мы – настоящие христиане!»

В такое превращение целого народа трудно поверить, даже когда видишь его собственными глазами. Я восхищаюсь миссионерами, которые за пару десятков лет смогли превратить одно из самых грозных племен Азии в приятнейших людей на свете.

Череп митуна на стене тагинского дома, украшенный христианским крестом. Фото RATT, 2008.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>