2011-12 Радуга. КАМБОДЖА

В двух словах: на востоке Камбоджи мы на легком катамаране прошли по рекам О-Плай и О-Те, текущим сквозь экваториальный лес, пожили у пхнонгов и у кхмеров. О-Те вынесла наш ботик в безбрежный Меконг, где на быстротоке удерживаются якорями целые деревни с огородами, магазинами и скотными двориками. В легком плавучем домишке, в компании со звездами, незнакомыми рыбаками и гудящей тугой струей, убегающей в ночь между досками пола, мы отметили конец Радуги. Ну, почти конец. Самый-то конец радуги еще никто не видел.

 
Цвет линии на карте обозначает способ перемещения на этом участке.
- ярко-зеленые линии — пешком
- голубые линии — сплав на катамаране
- желтые линии — общественным транспортом
- блекло-зеленые линии — автостопом


Круглое королевство Камбоджа находится восточнее сотого меридиана, довольно далеко от «радуги» Гималаев. Работа в Камбодже не входила даже в наши самые расширенные планы. Но человек предполагает, а Бог — располагает, и, в канун 2012 года, не без помощи министра внутренних дел бирманского штатат Качин Лин Лина, мы за сутки перенеслись из захолустной Мьичины в Бангкок, в самый центр мира. У нас был выбор: закончить полугодовую экспедицию и вернуться в Россию, или поставить себе еще одну задачу в ЮВА. Тогда-то из темных чуланов памяти и была извлечена на свет легенда о племени пхнонгов (или «бунонгов»), номадов Камбоджи, кочующих со слонами по экваториальному лесу.

Интернет, которого в Бангкоке навалом на каждом углу, немногое смог рассказать про пхнонгов. Мы выяснили только, что племя до сих пор живет в самой глухой части Камбоджи, в провинции Мондолькири. Зато мы нарыли горы статей про различные НКО, которые самоотверженно защищают пхнонгов от всех и вся. На сотрудников этих организаций можно было посмотреть в фас, в профиль и в три четверти, почитать биографии этих скромных героев, и даже узнать причину, почему они в детстве конфликтовали со своим отцом. Было совершенно очевидно, что для защиты пхнонгов привлекались немалые деньги и человеческие ресурсы. Человечество встало за пхнонгов грудью. Странно, но при этом про самих пхнонгов было известно немногим больше, чем про лемовские сепульки.

План мы наметили следующий: на легком катамаране заплыть как можно глубже в джунгли, очень реалистично показанные Ф.Ф.Копполой в х/ф «Апокалипсис сегодня»; найти там пхнонгов (если повезет, кочующих); познакомиться с их образом жизни, языком и отношением к чужакам. Несколько тревожило то, что язык пхнонгов относится к мон-кхмерской языковой семье, а с кхмерским у нас дела шли неважно. (Настолько неважно, что по-кхмерски мы так никогда и не смогли связать три слова. Один только взгляд на алфавит, в котором восемь букв «т», парализует речевые центры учащегося.) Но что делать, языковую семью не выбирают!

План был неплох. Мы забирались в самое сердце джунглей, выныривали в поселках, встречались с различными экспертами в столице провинции. Только вместо изучения кочевого народа мы все больше накручивали вокруг себя клубок какой-то нелепой детективной истории — с картами минных полей, фотографиями несуществующих тигров, кровавыми разборками кампучийских латифундистов и благородными Красными Кхмерами. А пхнонги? Пхнонги каждый раз кочевали где-то не там, в каких-то других джунглях.

Мало-помалу мы распутали этот клубок, и стало смешно. Суть деятельности большинства НКО в Камбодже точно выражена в объявлениях, которыми завешана столица провинции, город Сенмонором: «Один день (6 часов) сопровождения слона (уборка навоза) — 25USD». Красота предложения в том, что платит убирающий навоз. А абсурд в том, что предложение пользуется спросом. Кому нужны какие-то пхнонги, когда здесь можно делать деньги прямо из дерьма!

Значит, пхнонги — это миф? Или, как сейчас говорят, бренд в чистом виде? Нет, пока еще нет. Они тихонечко сидят на корточках в своих джунглях и с тоской прислушиваются к гамлетовским страстям, которые бушуют вокруг их «бренда». В отличии от охраняющих их НКО, они не очень-то верят в свое будущее. Пока за их слонами не убирали навоз, у пхнонгов было больше шансов выжить. Кстати, у слонов тоже.