Жизнь на плато

В монастырь Аюн мы попали в самый разгар ретрита. Кочевники натянули свои парадные легкие палатки, надели лучшие наряды и украшения. Для жителей плато ретрит – это не только необходимые духовные практики, но и приятное социальное событие.

Помимо лекций и служб, которые с утра до вечера проходят попеременно в самом большом, метров пятнадцати в диаметре, белом шатре, и с большой серьезностью посещаются приехавшими, здесь же, в палатках, идет торговля. Где ещё кочевнику купить новый парадный кафтан-чупу, красивый пояс или… пышный парик?

Торговая палаткаТорговая палатка

Удивительно, но факт: многие, в основном юные, мужчины-тибетцы крайне щепетильно относятся к своей шевелюре. В самых глухих деревнях, в дальних стойбищах – что уж и говорить о Лхасе – встречали мы модников со стильными стрижками и идеальной укладкой. В условиях удаленности парикмахерских, парик может пользоваться большим спросом.

Праздничная женская прическаПраздничная женская прическа

Женщины-кочевницы по праздникам, а иногда и в будни, украшают головы множеством косичек и лентами с увесистыми кругами настоящего или пластмассового янтаря, обилием бирюзы и кораллов. Вся конструкция, должно быть, весит немало.

Ещё одна важная функция ретрита – образовательная. Прямо на лужайке у шатров монахи учат кочевников грамоте. Старательно, высунув языки, выводят великовозрастные ученики свои первые тибетские буквы, составляют слоги-мандалы.

Монахи учат кочевников читатьМонахи учат кочевников читать

… и писать.

Службы проходят в шатре, потому что старое здание монастыря Аюн, школы дригунг кагью, было разрушено и сейчас полным ходом идет строительство нового монастырского комплекса, больше и краше прежнего. Деньги были собраны жителями окрестных равнин. И так происходит сейчас во многих монастырях Амдо – только около дороги мы видели два больших строящихся храма. Монастырь в разрушенном Ю-Шу почти отстроен заново.

Новые здания монастыря АюнНовые здания монастыря Аюн

Из 70 монахов половина – совсем юные послушники, дети кочевий.Из 70 монахов половина – совсем юные послушники, дети кочевий.

Мы уже хотели было разнообразить белую стаю тибетских палаток своей зеленой полубочкой, но дружелюбные монахи позвали нас остановиться в монастыре. Настоятель, Аюн Ринпоче, и его заместитель по хозяйственным вопросам, Карма Ринпоче, будучи в отлучке, дали нам на то разрешение по телефону после долгой учтивой беседы.

С галереи строящегося монастыря монахи желают нам счастливого пути.С галереи строящегося монастыря монахи желают нам счастливого пути.

После монастыря мы свернули с проезжей грунтовки на тропы. Расспросы дали названия стойбищ, карты показали путь к перевалу.

Много всего повидали мы на том пути. Жили в палатках и в домах, шли красивыми распадками, форсировали реку на мотоциклах тибетцев, гоняли яков.

Гостеприимное семействоГостеприимное семейство

Спуск с перевалаСпуск с перевала

Снег засыпает равнину и яковСнег засыпает равнину и яков

Нашли мы и тех, кто продолжает жить в черных палатках и кочевать с ними. Дело вкуса, объяснили нам. Внутри оказалось удивительно много света – в крыше есть большое окно из полиэтилена. Палатка получается светлее, чем обычные тибетские дома. Даже в холода стены из ячьей шерсти удерживают тепло очага.

Традиционная палатка кочевников ЧангтангаТрадиционная палатка кочевников Чангтанга

Кухня кочевников – привычная, тибетская, но есть и отличия. Ча-суму здесь редко сбивают, чаще просто кидают в заваренный чай добрый кусок ячьего масла. Масло тает и плавает на поверхности. В такую кружку можно макать пшеничные лепешки, а после уже допивать сам чай. Это действительно вкусно! Другое отличие кухни кочевников – в цампе. Зажиточные жители Чангтанга не жалеют добавлять к ячменной муке высушенный творог, сахар, побольше масла. Цампа получается здесь необыкновенно нежной и сытной, съесть полную замешанную пиалу невозможно физически. И, конечно, изобилие мяса.

Кухня в синей палатке.Кухня в синей палатке.

Чем топятся печки Чангтанга? Люди, знакомые с бытом степняков Средней Азии, наверняка уже догадались: да, кизяком. Топливо заботливо собирается и подготавливается к долгой зиме. Высушиваются ровные «кирпичики», из которых строят затем заборы вокруг стойбищ (помните загадку из прошлого поста?): это и поленница, и защита от ветра, и загородка для телят.

Заготовка «дров»Заготовка «дров»

Долго можно рассказывать про жизнь кочевников. И долго можно бродить по этим бескрайним просторам. Правы были те, кто советовал искать Тибет на Чангтанге. Здесь вольно дышится.

7 комментариев на Жизнь на плато

  1. Йех.., первая фото-ия отдает Путорана.
    Давайте-давайте. Читаем-читаем)

    • На высоких плато сама перспектива, геометрия неба — другая. Наверное, этим и похожи)

  2. Женщины красивые

  3. А вот жители и жительницы Амдо эти косички заплетают — надолго ли? Как часто они голову моют? И где вообще кочевники моются? У них бани какие-то бывают?

    • Надолго! Но такие красивые сложные прически они на праздник только делают, повседневные — сильно проще. Трудно сказать, как часто моют) Много реже чем мы, однозначно. Там как-то… не пачкаешься, это удивительно, но правда. И бактерий на высоте гораздо меньше.

      Бань никаких нет, а воды у них много — на Чангтанге полно озер, болотец и ручьев.

  4. Опубликована ссылка на статью: Мега Giga или чудо автопанорамы | Шаг в сторону

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>